Блог istoriaman

Регистрация

istoriaman

Факты исторические и не только.

<<< Реальная история: 300 спартанцев. (продолжение).
Пиво. С древнеших времен до…….>>>

Реальная история: 300 спартанцев.

   На экранах нашей родины не так давно с помпой прошел новый забугорный фильм-комикс «300 спартанцев»- ничего общего, кроме идеи, не имеющего с реальной историей.
История Древней Греции – неисчерпаемый источник вдохновения во все последующие эпохи. В современном мире выражение «300 спартанцев» - символ мужества и героизма. Откуда оно пошло? Чтобы ответить на этот вопрос, следует вспомнить греко-персидские войны, одним из эпизодов которых было сражение у Фермопил. Вот некоторые основные факты.
В 484 — 481 годах до н.э. персидский царь Ксеркс, готовясь к войне с греками, сосредоточил на ее границе армию, насчитывавшую около 200 000 человек. Афины и часть Пелопоннесских государств, под руководством Спарты, решили мужественно сопротивляться. Остальные греческие полисы, убежденные в могуществе персов, сохранили нейтралитет или прямо поддерживали Ксеркса.
Персидские войска переправились через Геллеспонт (Дарданеллы) и двинулись на запад вдоль побережья Фракии к Македонии, затем на юг в Фессалию. Главным, после Ксеркса, был опытный военачальник Мардоний. Вдоль берегов двигался персидский флот, который состоял по свидетельству историка Геродота из полутора тысяч боевых и трех тысяч транспортных кораблей.
Северную Грецию союзные эллинские (греческие) силы оставили без боя — оборона проходов южнее горы Олимп требовала слишком многочисленной армии. Следующей удобной оборонительной позицией стали Фермопилы. Проход в этом ущелье достигал не более нескольких метров в ширину и представляла собой идеальную позицию, где даже малый отряд тяжеловооруженных гоплитов мог долго удерживать целую армию. 
К Фермопилам выступил спартанский царь Леонид во главе отряда из 7 000 гоплитов и 2 000 лучников. Практически все они были ополченцами греческих городов-полисов: фиванцы и феспейцы, кроме личной гвардии Леонида, состоящей из чистокровных спартанцев. Спартанцы славились по всей Греции как самые неустрашимые и сильные воины. «Вместе победить или вместе умереть!» — гласил их закон.
Леонид продуманно и тщательно приготовился к обороне. С главными силами, насчитывавшими около 6 000 человек, Леонид прикрыл Средние ворота прохода, а мощный сторожевой отряд в 1000 человек разместил на склоне, расположенной на левом фланге горы, чтобы перекрыть тропу, ведшую в обход.
Когда персы от имени своего царя Ксеркса предложили спартанцам сдать оружие, царь Леонид дерзко ответил: «Приди и возьми!»
Как он и ожидал, персы ударили прямо по центру прохода, стремясь силой удара и численным превосходством решить исход сражения, но греки выстояли. Сложилась парадоксальная ситуация: самая подготовленная и многочисленная армия мира оказалась бессильна против горстки эллинов. Так продолжалось три дня, до тех пор, пока фессалиец по имени Эфиальт, не рассказал персам о тропе, ведущей в обход Фермопил. Ксеркс сразу же отрядил отряд личной гвардии «бессмертных», которые быстро одолели фланг греков. Пытаясь помешать продвижению персов, Леонид направил часть своей маленькой армии в количестве 4500 человек, чтобы блокировать персидское окружение, но было уже поздно. Часть подкрепления пала в бою, часть отступила к обороняющимся.
К моменту последнего сражения у Леонида было около 5 000 воинов. Считая дальнейшую оборону бессмысленной и стремясь спасти большую часть отряда, Леонид приказал им отступить на соединение с главными эллинскими силами, а сам остался с личной охраной прикрывать их отход. Около 2 000 ушли по приказу спартанского царя на юг, чтобы соединиться с союзными эллинскими войсками. Однако отряды фиванского и феспийского ополчений общей численностью около 2 000 человек отказались отступать, остались у Фермопил и приняли бой вместе со спартанцами. В кровавой сече не уцелел никто.
Воздавая должное противнику, персы погребли павших с воинскими почестями. Впоследствии над их могилой был воздвигнут памятник.

К сожалению, в мировую историю попали только спартанцы, прочие герои-греки как-то выпали из людской памяти. Если сопоставить всех участников Фермопильской битвы: 300 погибших спартанцев, тысяча греков павших в боевом охранении на горном склоне, две тысячи из числа шедших им на выручку и две тысячи ополченцев из Фив и Феспия, то невольно возникает вопрос — а почему только триста спартанцев? Неужели 5000 не в счет? Дело в том, что первым, кто описал этот подвиг, был спартанский поэт Симонид Кеосский, который, естественно, старался превознести своих соотечественников. Он и прославил спартанцев, а об остальных как-то «забыл». В дальнейшем многие историки, исследуя Фермопильское сражение, часто приходили к неверному выводу об участи ополченцев. Имея данные об их участии в начале сражения и, благодаря Симониду Кеосскому, данные о смерти только 300 спартанцев, они превратно истолковывали их дальнейшую судьбу. Кто-то писал об их позорном бегстве с поля боя, кто-то вообще приписывал им поголовную сдачу в плен персам. Только почему-то никто не смог предположить героическую гибель на поле боя. А ведь погибшие ополченцы достойны не меньшей славы, чем спартанцы. Спартанские воины Леонида не могли отступить, согласно воинскому кодексу чести. Они были профессионалами и должны были до конца выполнить свой долг. А вот союзники их этим долгом не обладали. Более того, Леонид прямо приказал им уходить на соединение с основными силами греческой армии, но они отказались, сознательно обрекая себя на гибель.

Сражение у Фермопил стало одним из самых известных и «любимых» практически в любом исследовании по военной истории. Эту битву обязательно упоминали как в учебниках и хрестоматиях, так и во многих других изданиях, посвященных военной истории Древнего мира в дореволюционной России.
Вот такой рассказ о сражении у Фермопил можно найти в книге «Герои и битвы: общедоступная военно-историческая хрестоматия». Этой книге более ста лет, она была издана в 1887 году в Санкт-Петербурге. Составил ее известный в прошлом литератор и военный историк Константин Абаза. Его очерк я привожу в современной орфографии.
«Ксеркс, царь персидский, стал готовиться к походу в Грецию. Приготовления к походу делались небывалые; таких еще не видел древний мир: 56 народов, подвластных персидскому царю, подымались с места по его приказанию. Из самых отдаленных стран двигались ополчения на сборные пункты, на берега Тигра и Евфрата. Казалось, вся Азия пришла в движение. Тут были индийцы в своих бумажных полосатых одеждах; эфиопы в львиных шкурах; черные баллухи, кочевники Средней Азии, на своих легких как ветер конях; мидяне и бактрийцы в богатых ярких одеждах; ливийцы на четырехколесных военных колесницах и арабы на своих уродливых верблюдах. Набралось столько, что нельзя даже было сосчитать обычным способом. Тогда царь приказал отсчитать десять тысяч и обнести их оградой; потом выпустить их, загнать других, пока не наполнится вся ограда, и делать это до тех пор, пока не сочтут все войско. Царское приказание было исполнено. Сто семьдесят раз наполняли и очищали огороженное место. Тогда царь узнал, что с ним идет миллион семьсот тысяч войска. Самая надежная часть этой страшной по тому времени военной силы были персы. По старому обычаю, все знатные персы служили в коннице, отчего персидская конница считалась сильнее и лучше пехоты, хотя пехоты было больше. Все горские народы персидской монархии составляли легкую пехоту; она отлично стреляла из лука и метко кидала дротик или же пращу. Тяжелая пехота имела короткие мечи и копья, большой лук с длинными стрелами, носила в руках небольшие деревянные щиты и надевала на себя нагрудные и ножные латы. Так она выходила в бой. Вместе с войском выступали в поход военные колесницы: некоторые из них имели на колесах косы — косить людей, как косят траву. Эти колесницы обыкновенно и начинали бой, а конница старалась в то же время охватить неприятельские фланги. За колесницами двигался центр персидской армии. Тут обыкновенно находился сам царь, на коне или на колеснице, окруженный царедворцами и царской дружиной «бессмертных». В этой дружине считалось 10 тысяч самых знатных персов: не только они сами, но и кони их были покрыты блестящими латами. Все прочие войска, набранные из покоренных областей царства, не мели одинакового вооружения, не знали дисциплины, сражались по своим обычаям, как умели. Управлять таким войском всегда было очень трудно; в случае неудачи в одном месте они бежали все без оглядки, и тогда нельзя было ни остановить его, ни построить к новой битве. В местах открытых, стенных, да и то имея дело с дикими народами Азии, персы почти всегда побеждали, но зато в местах гористых или, имея дело с противником искусным, персы терпели поражения, несмотря на свою многочисленность. Так было лет за десять до этого похода, когда они в первый раз вторглись в Грецию. Греки разбили их при Марафоне, сражаясь один против десяти. Морские силы персидского царя так же были немалы; между народами, подвластными его державе, финикийцы и греки, поселенные в Малой Азии, считались всегда отличными мореходами. На этот раз было заготовлено 3 тысячи транспортных судов собственно для подвоза продовольствия и 1200 боевых судов, готовых принять бой. И во главе всех этих сил — и сухопутных, и морских — стоял один человек, Ксеркс, надменный повелитель, которому народы поклонялись, как богу.
Продолжение.

Теги: 300 спартанцев|греция|спарта|история